Сажать нельзя выпустить! Постановления Государственной Думы от 2 июля 2013 года об объявлении «экономической» амнистии и о порядке её применения вступают в конфликт с Конституцией, законами России и международными обязательствами Российской Федерации

Насколько соответствует Конституции и международным обязательствам Российской Федерации принцип амнистии «свобода в обмен на деньги»?

Статья 11 Международного пакта о гражданских и политических правах, статья 1 Протокола № 4 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод «долговые ямы» прямо запрещают. Обзор статей, по которым объявлена амнистия говорит о том, что на самом деле эти люди сидят за долги, а уголовный закон был использован для оказания давления. Другое предположение состоит в том, что в Государственной Думе организованную преступность от предпринимателей не отграничивают. Даже мошенничество в сфере кредитования, совершенное в составе организованной группы (часть 4 статьи 159.1 УК РФ) государство готово простить под условием возврата денег. А между тем, санкция части 4 статьи 159.1 УК РФ предусматривает до 10 лет лишения свободы и это преступление из категории тяжких. Организованные группы по легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём (часть 4 статьи 174 и часть 4 статьи 174.1) тоже подлежат амнистии при условии произведения соответствующих выплат, не смотря на тяжесть преступлений.

О каких убытках и о каких обязательствах вообще идёт речь?

В Уголовном кодексе Российской Федерации «убытки» упоминаются лишь единожды (статья 185.3 УК РФ «Манипулирование рынком». Редакция от 27.07.2010 года, Федеральный закон № 224-ФЗ), не как вид ущерба, причинённого потерпевшему, а как элемент субъективной стороны – мотива преступления. Стоит заметить, что статья 185.3 УК РФ в Постановление об объявлении амнистии и не попала. Конституция Российской Федерации (статья 52), Уголовный кодекс (УК РФ), Уголовно-процессуальный кодекс (УПК РФ), Уголовно-исполнительный Кодекс Российской Федерации (УИК РФ) имеют дело с «компенсацией ущерба» и «возмещением вреда». Закон, призванный уточнить и урегулировать вопросы возмещения вреда, причиненного преступлениями был внесен в феврале 2012 года в Государственную Думу Следственным комитетом, но не был принят.

Не ясны основания возникновения обязательств о возмещении убытков для целей применения амнистии. В соответствии с УПК РФ, суды при вынесении приговора не принимают решения о взыскании убытков в пользу потерпевших. В этой части Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации № 2559-6 ГД  от 2 июля 2013 года «ни о чём». В приговоре суд разрешает вопрос о том, подлежит ли удовлетворению гражданский иск, в чью пользу и в каком размере. То есть разрешает гражданско-правовой спор между гражданским истцом и гражданским ответчиком в уголовном деле, а не между подсудимым и потерпевшим, которые могут совмещать соответствующие статусы, а могут и не совмещать. В качестве гражданских истцов и гражданских ответчиков признаются также и юридические лица. При этом, гражданский иск, вытекающий из уголовного дела, может быть предъявлен в суд и рассматриваться отдельно в порядке гражданского судопроизводства в пределах обычных сроков исковой давности.

В постановлениях об амнистии и о порядке её применения нет ни слова о предварительной обязанности осуждённых исполнить обязательства, установленные приговорами и иными решениями судов по результатам рассмотрения гражданских исков, вытекающих из соответствующих уголовных дел. Гражданские истцы остаются в прежних условиях. Что касается прекращения уголовных дел на стадии предварительного расследования, то оценивать убытки и определять состав имущества, подлежащего возвращению (а по сути разрешать гражданские иски) Государственной Думой управомочены следователи. Эта схема представляется чудовищно коррупциогенной. Доказательством исполнения осуждённым обязательств перед потерпевшими, согласно Постановлению № 2562-6 ГД от 2 июля 2013 года названа «соответствующая информация службы судебных приставов по месту регистрации должника или нахождения имущества либо суда, принявшего соответствующее решение». Можно предположить, что для применения амнистии должны быть доказательства окончания исполнительного производства в связи с исполнением требований исполнительного документа, выданного судом. Возможны ли в такой ситуации рассрочка, мировое соглашение или прощение долга? Если возможны, то это ещё один повод для торга. Выпускать или не выпускать человека на свободу будет решать ещё и кредитор.

Таким образом, устанавливая в качестве условия применения акта амнистии исполнение обвиняемым и осуждённым обязательств перед потерпевшим, Государственная Дума Российской Федерации вышла за пределы российского правового поля и забрела в болото неизбежных поправок, уточнений и разъяснений к своему юридическому «новоделу».

Как так получилось?

Нынешняя амнистия – не только рекламная акция органов власти на фоне Санкт-Петербургского экономического форума и предстоящей встречи G-20, но и свидетельство низкого качества новейшего уголовного законотворчества. В период с 1 января 2010 года по 2 июля 2013 года было принято 53 (Пятьдесят три) Федеральных закона о внесении поправок в Уголовный Кодекс Российской Федерации. В течение этого времени абсолютно все статьи, которые попали «под амнистию» претерпевали изменения, либо были внесены в УК РФ заново. Довольно скоро выяснилось, что законы эти работают не «как надо» и придётся людей от ответственности по таким законам освобождать.  Выводы эти можно экстраполировать на весь законодательный поток Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.

Вячеслав Плахотнюк

июль 2013 года

Отзывов (2) {+}
  • Анна

    А вот и первые освобождения:
    Супруги-мошенники из ХМАО, первыми прочувствовавшие «путинскую» амнистию, благодарят президента РФ
    http://www.newsru.com/crime/19jul2013/aferpairamnesthmao.html

  • Вячеслав Плахотнюк

    Вероятно, эта публика и есть предприниматели, ради которых с трибуны Санкт-Петербургского экономического форума было заявлено об амнистии

Ваш отзыв